Что такое мандала? Путешествие внутрь мандалы

Мандала внутреннего мира

Что такое мандала? На рисунке калачакра мандалаКарта представляет внешний мир, и мы знако­мы с ее символами. Такое символическое пред­ставление позволяет нам путешествовать во внеш­нем мире. Что такое мендала? По сути это карта внутреннего мира. Если мы пожелаем отправиться путешество­вать по внутреннему миру, нам необходимо озна­комиться с символизмом такой особой карты. Ошибочно рассматривать мандалу исключительно как произведение искусства; она предмет сакраль­ного искусства с особым назначением. Мандалу можно рассматривать как геометрическое отобра­жение мира, сведенное к основной форме. Хотя мандалы развивались в рамках различных тради­ций, в них заложен один и тот же принцип. Изоб­разительное искусство выражается посредством точного и особого символического языка, который был унифицирован в процессе многовекового ме­дитативного опыта.

Образы и символы созвучны с фибрами души; одни слова не затронут этих более глубоких уров­ней нашего существа. В этом и заключается су­щественное различие между сакральным и мирс­ким. Сакральное искусство никогда не бывает уникальным, оно всегда универсально, в нем нет ничего случайного, оно всегда точно в своем вы­ражении. Оно обращается не к чувствам, а к душе, не к зрению, а к пробужденному уму.

Формы мандалы

На особом языке сакрального каждая цветовая и композиционная деталь имеет свое место и предназначение. Такая мандала берет круг в качестве своей формы и может содержать еще концентри­ческие окружности. Центральная точка имеет особое значение, линии лучами расходятся от нее и разбивают круг на четыре основных сектора. Обычно центральная точка заключена в квадрат, образуя дальше треугольные области. Основные геометрические образы окружности, квадрата и треугольника бесконечно варьируются. В про­странстве мандалы часто четыре главных направления отмечают посредством ворот. Архитектур­ные образы точно подходят для создания внутрен­него пространства. Различные области приобрета­ют символическое значение, наподобие райских садов, внутренних дворов и покоев. Мандала ста­новится дворцом или изображением идеального города, где человек предпринимает путешествие к центру.

Способность вступить в мир мандалы, есте­ственно, зависит от умения оживить его в своем уме. Прежде чем перейти к медитации, в уме за­печатлевается само строение мандалы. Для сто­роннего наблюдателя такая мандала остается не более чем двумерным изображением. Для практикую­щего созерцание мандалы становится внутренним миром, который оживает посредством медитации. В тантрическом буддизме (иначе ваджраяне) к мандале следуют по направлению к востоку, мес­ту восхода солнца.

Путешествие внутрь мандалы

Путешествие через внутреннее пространство мандалы совершают по предписанному пути, ве­дущему к центру, являющемуся одновременно и человеческим сердцем, и осью Вселенной. Такая манда­ла представляет собой всеобщий храм на вершине священной горы. По четырем главным направле­ниям путешественники ориентируются во време­ни и пространстве. В соответствующих местах им встречаются божественные фигуры. Эти стражи стоят на важных рубежах пути, чтобы предло­жить традиционные задачи и испытать путеше­ственника.

Юнг открыл для себя значение формы манда­лы. В 1916 году он машинально нарисовал мандалу, не понимая ее значения. Два года спустя вер­нулась потребность рисовать мандалы. В этот раз к нему пришло осознание их значения. Он писал: «Лишь постепенно я открыл, чем в действитель­ности является мандала: формирование, преобра­жение, вечная игра Вечного Ума». Это и есть веч­ная истина, которая известна и под иными обличиями.

Для буддиста она предстает как непостоянство. Для западных мистерий она является преображе­нием. Для формирующегося течения экологичес­кой духовности — это всеизменчивость. Юнгу пришлось открывать то, что никогда не терялось в непрерывных духовных традициях. Тибетский буддизм всесторонне пользуется формой мандалы. Обрядовые изображения на песке у индейцев навахо представляют собой мандалы. Индуизм со­хранил в своих верованиях священный круг. За­пад утратил собственное знание о священных формах вместе с утверждением рассудочного бого­словского знания. В новые времена появятся но­вые мандалы.