Искусство медитации или зачем нужно медитировать?

Зачем нужно медитировать?

Искусство медитацииМе­дитация —  это не релаксация, хотя ее часто путают с расслаблением. Медитация —  не терапия, не­смотря на использование в лечебных целях. Медитация — это не суррогат интроспекции (лат. смотрю внутрь) или самонаблю­дения. Медитация — это процесс развертывания сознания. Искусство медита­ции —  это средство полной трансформации, преображе­ния личности.

Задайте себе вопрос, зачем вам нужно медитировать? Многим сложно постичь, это подобно описанию чужой и редко по­сещаемой земли, которая может увлечь, но не про­светить по-настоящему новичка-путешественника. Пусть сама идея такого странствия послужит для вас приглашением приступить к познанию самих себя. Отправляйтесь в путь и открывайте стоящий за словами смысл.

Путь солнца — с востока на запад

На Востоке из поколения в поколение на­ставлениями занимались странствующие монахи. Благодаря им духовные потребности стали призна­ваться законным выражением человеческих нужд. Духовная жизнь оказывалась вплетенной в саму ткань повседневности посредством исстари существу­ющих храмов, усыпальниц, ашрамов и монастырей. Здесь достигается чувство равновесия между духов­ным и материальным, земным и вечным. В Индии вполне допустимо, чтобы человек первую половину своей жизни посвятил семейным обязанностям в ка­честве домохозяина, однако отверг те же самые обя­занности и стал духовным подвижником во второй половине своей жизни. Тем самым признается важ­ность и материальной, и духовной сторон жизни.

Движение от мирского к духовному свидетельствует о благополучном приближении зрелости. Когда такой переход не намечается, это травмирует душу и приво­дит к кризису «средних лет». Если ведущая культура рассматривает духовные запросы как вполне естественные и реальные, то стремление к подобного рода потребностям становится привычным делом. Мы на Западе все еще питаем определенное недо­верие к чувству духовного долга, считая его чем-то необычным и не вполне реальным. На Востоке духов­ные запросы почитают отцы и матери, их родители и дети. Они составляют часть вполне обычной жизни. Духовное просто оказывается неотъемлемой частью самой жизни. На Западе «духовное» все еще рассмат­ривается как нечто «иное». Наш неспокойный склад ума всегда звал в дорогу.

Мыслители-первоот­крыватели, духовные целители, путешественники, все смелые и ненасытно любознательные приобщились к искусству медитации, оказавшись за западными преде­лами, как физическими, так и культурными. К столь богатой пище, как к панацее, устремились ду­ховно неопределившиеся, разочаровавшиеся и все же не теряющие надежду люди Запада. Но единение еще впереди. Очевидно, что Восток и Запад представляют собой два довольно различных во всех отношениях мира. Справедливости ради следует отметить, что Восток развивал духовную жизнь за счет материаль­ной, тогда как на Западе все обстояло наоборот. Возможно, и Востоку и Западу есть что дать друг другу.

Жажда познать себя

Кто не в состоянии отметить царящий среди нас духовный вакуум? Правоверная религия почти ут­ратила свои устои. Круговерть перемен смешивает старое и новое, античное и современное, радикаль­ное и традиционное. Мы ощущаем глубокое и по­рой отчаянное желание отыскать новую опору в столь быстро меняющемся мире. Лихорадочная де­ятельность и повсеместный поиск выгоды, возмож­но, скрывают нашу неуверенность; эксперименти­рование стало нашей визитной карточкой, тогда как Восток остается незыблем.

Искусство медитации не является светским занятием; и от этого основного факта нам никуда не деться. Меди­тация развивалась внутри более широкого поля ве­ликих духовных мировых традиций. Но это не зна­чит, что нам следует приравнивать саму медитацию к какому-либо отдельному религиозному верованию. Необходимо проводить различие между экзотеричес­кой и эзотерической сторонами всякой организован­ной религии. Экзотерическая религиозная община проповедует те особые учения, нормы поведения, со­ответствующие законы практики и наблюдения, ко­торые поддерживают определенную социальную, культурную и религиозную самобытность. Это рели­гия масс, где есть место для каждого.

Внутри экзо­терической религии обнаруживается эзотерическая сердцевина. Это место сосредоточения духовного опыта, а не социальной консолидации, действенный путь личного преображения, а не следование пред­писанной догме. Это дорога для немногих. Путь су­фия сохраняет внутреннюю традицию в рамках ис­лама. Каббала обеспечивает внутренний путь в пре­делах иудаизма. У христианства также есть своя мистическая сторона. Многие пути йоги представля­ют эзотерическую традицию. Внутри буддизма эзоте­рическое и экзотерическое не разделились, а оста­лись в нерасторжимом единстве.