Восточная медитация и западная терапия

Преимущество восточной медитации

Восточная медитацияКогда мы вступаем на путь созерцания, мы, естественно, ищем, на что бы нам опереться в своих усилиях. Памятуя об этом, рассмотрим вкратце восточную медитацию и западную. Существуют явные различия в метафизических устоях востока и запада. Запад вращался вокруг теистической модели, признавая существование личностного бога. Восток создавал свое духовное богатство, не взывая постоянно к олицетворенному божеству. Жизнь на западе была обращена к миру. Жизнь на востоке была отвращена от мира. Ввиду наших политических и религиозных устоев эзотерический путь сохранялся лишь в скрытой форме. В таких условиях западное родословное древо мистики оказалось весьма скудным. Немаловажно и то, что западная мистическая традиция передавалась и записывалась на символическом языке, который должен был защитить и скрыть мистический опыт от нежелательных глаз. Исторически культурные и политические условия на востоке способствовали появлению многочисленных духовных родословных. Запад лишь недавно разработал средства проникновения в природу бытия и становления. Психология стала нашей дорогой исследований. Восток тоже располагает своей психологией, которая, однако, соседствует в непосредственной близи с духовным методом познания. Эти два уровня опыта рассматриваются не в отриве друг от друга, а совместно, как принадлежащие друг другу. Подобно тому как методы психологии заняты внутренним, персональным миром человека, полезно было бы рассматривать доступные упражнения, особенно восточную медитацию, как нечто надличностное и трансперсональное.

Западная медитация — это терапия

В отличие от восточной медитации на западе очень малое значение придавали субъективной жизни, переживаемой во сне или в напряжении. В XX веке лишь трудам Карла Юнга получилось перенацелить наше внимание на внутренний мир психики. Подробно исследуя свою внутреннюю жизнь в снах, видениях и созерцаниях, Юнг открыл новый континент. Это было большим потрясением для западного мышления. Но для Востока внутренний мир не был чем-то неведомым. Западные разработки по медитации всецело опираются на труды Юнга. Много полезного удалось извлечь из творческого или деятельного воображения, и здесь пролегает основополагающее различие между двумя подходами. Восточная медитация не стремится эксплуатировать или вторгаться в жизнь разума, а, напротив, стремится подняться над ним и достичь уровня трансцендентного. К такой цели, пожалуй, не готов западный ум, который все еще мучается открытием внутренней жизни. Когда мы вступаем на путь медитации, необходимо помнить различие в основополагающих культурных устоях. Как индивиды мы не можем столь просто, как бы того ни хотелось, отринуть от себя обусловленное нашей культурой воспитание.

В своем исследовании Браун и Энглер поинтересовались у одного азиатского буддийского учителя, почему западные ученики медленнее достигают более продвинутых этапов медитации. Он ответил: «Многие западные ученики не медитируют, они занимаются врачеванием. Они не заняты глубоко обретением внимательности». Возможно, западным ученикам следует проводить больше времени, погружаясь в содержимое медитации, чем в сам ее процесс, поскольку мы так долго отрицали и то и другое. Как говорят авторы, комментируя ситуацию в США: «В этой стране медитация является лишь формой терапии для многих». Возможно, это то, в чем мы нуждаемся .

Основные различия

Некоторые исследования показали, что восточные и западные ученики по-разному реагируют на классические методы. Столь долго пренебрегая миром субъективного, западные ученики, похоже, поглощены содержимым внутреннего мира. Начальное медитативное обучение приводит к росту фантазий, грез, мечтаний, воображения и некоторому спонтанному возврату прошлых воспоминаний, вызывающих гнетущие или противоречивые чувства. Второе исследование Энглера и Брауна показало, что западных учеников занимают, даже захватывают образы, воспоминания и внутренние ощущения. Подобное проявление, возможно, отражает наше глубокое потрясение, вызываемое открытием внутреннего мира. В данном случае удовлетворение имеющимся является правомерным, но временным этапом. Когда восточный ученик готов двигаться дальше, минуя содержимое умственных переживаний, его западный коллега менее заинтересован в этом. Следует отметить, что в большинстве восточных медитативных практик веки опускаются, но не закрываются. Это мешает разыграться воображению. И напротив, на западе глаза чаще всего закрыты, что содействует возникновению мысленных образов. Хотя некоторые восточные практики используют творческое воображение, на западе редко пытаются в процессе медитации опустошать свой ум.